На 21.10.11 г. 05:31 онлайн перепись балкарцев в КБР насчитывает:
 
Фамилия: *
Имя:
Населенный пункт:

Ислам и благотворительность в России

Доклад представлен президентом фонда "Солидарность" Лилией Мухамедьяровой на круглом столе по исламской благотворительности в рамках 2-го Международного саммита исламского бизнеса и финансов в Казани:

В Москве сегодня действует около 500 различных благотворительных фондов. Но знаете ли вы, сколько из них действуют по исламским принципам?

Этот вопрос поставит в тупик многих. И вот почему. До недавнего времени в информационном пространстве России вообще не существовало такого понятия, как исламский благотворительный фонд. Понимаете – НЕ СУЩЕСТВОВАЛО.

Иначе говоря, слова ИСЛАМ и БЛАГОТВОРЕНИЕ не были соединены в сознании. Можно говорить о том, что сегодня в умме множество проблем куда более великих и требующих немедленного решения. Но, мне кажется, что мы просто обязаны навсегда и прочно соединить в сознании общества эти два слова - ислам и благотворение. Причем, это куда важнее для самих мусульман. Ибо сердце остро нуждается в милосердии, в благотворение. Которое и есть суть жизни. Благотворение это, по сути, и есть те ступеньки, по которым мы приближаемся к Всевышнему.

Я, быть может, вас удивлю, но еще два года назад в больницах Москвы, где в палатах всегда множество волонтеров, церковных служителей, протестантов, католиков, не видно было мусульман. Всевышний сказал: вы наилучшая община. То есть пример для всех. Во времена становления исламского государства, когда люди видели взаимоотношения среди мусульман, братскую помощь, их щедрость, их справедливость, они без всякого принуждения, принимали ислам.

Какой же пример подают сегодня российские мусульмане? Я даже опубликовала об этом заметку под названием "Почему в больнице не встретишь муллу?". Ответ из духовного управления был следующий: уберите заметку. Но позже благотворительный департамент даже установил график посещения больниц. Теперь у нас имамы ходят в больницу раз в месяц.

Но я бы хотела рассказать о профессиональной благотворительности, а не о мечетях, поскольку мечети – место для поклонения Аллаху - вряд ли смогут взять на себя социальную функцию помощи обездоленным. Они с ней не справятся. Этим должны заниматься профессионалы.

Фонд "Солидарность" зарегистрирован в Минюсте как некоммерческий благотворительный вполне себе светский фонд. Но поскольку он учрежден мусульманами, мы действуем согласно исламским принципам.

Поначалу мы вызывали у людей просто шок. Ну, это понятно, - после всего увиденного и услышанного люди не могут даже представить себе, что мусульмане способны не только на теракты.

Это смешно, но от слова исламский фонд даже северокавказские чиновники впадали в ступор. "А что, у нас и такой есть?", - спрашивали они недоверчиво. А что говорить тогда не о мусульманах?

Вообще российское общество больно мифами и слухами. Недавно наш брат отвозил одного сироту в Институт радиологии на Калужской. Как только врач узнал, что он представитель благотворительного фонда, его отношение к к нашему брату резко изменилось. Доктор обронил фразу, что тот, должно быть, получает очень большие деньги, раз он работает в фонде.

Тот ответил, что действительно зарабатывает деньги, только в другом месте, а в «Солидарности» просто потому, что хочет помочь детям. «Так не бывает, - отрезал врач, - все, кто работает в благотворительных фондах, делают это из меркантильных соображений». Молодой человек засмеялся: «Да, я тоже преследую свою меркантильную цель. Я хочу попасть в Рай!» Тут врач улыбнулся, и с тех пор относится к нам даже с симпатией.

Врачи, кстати, часто спрашивают, помогаем ли мы только «своим» или всем?

Вы знаете, фонд "Солидарность", который я здесь представляю, начал работать в прошлом году. И вот когда наши волонтеры стали появляться в больницах Москвы, то первая реакция у остальных благотворительных организаций была ошеломляющей. Нам сказали: "Ну, вот, у вас теперь появился свой фонд", – и сразу «отцепили» от своей поддержки некоторых мусульманских детей.

Надо быть достаточно больным человеком, чтобы вводить в формат милосердия религиозно-этнические принципы. Ислам не делит людей по религиозной и национальной принадлежности, когда речь идет о спасении жизни и помощи беднякам. Но откуда это знать обществу, если они не видят примеры исламского благотворения, милосердия, если они видят в прайм-тайм только "ваххабитов", пояса шахидок и теракты?

Мы существуем чуть больше года. За это время нам удалось собрать на лечение тяжелобольных детей и содержание сирот более десяти миллионов рублей. И подводя небольшой итог за этот год, я могу сказать, что есть чрезвычайная потребность на благотворительную организацию в мусульманском сообществе, которая бы действовала на принципах братства, открытости и прозрачности. Через наш фонд прошли уже сотни молодых мусульман – волонтеров. Молодые люди хотят, я бы даже сказала – испытывают потребность, - помогать обездоленным. Это фундаментальные человеческие инстинкты - сострадание к угнетенному, благотворительность, равенство, установление мира и устранение конфликта, прощение.

Ведь что они видят сейчас?

Они видят 10-летнего Ибрагима Магомедова из Дагестана. Он растет без отца и матери, его воспитывает старая малограмотная бабушка. А Ибрагим болен лейкозом. Чиновники из Минздрава Дагестана уже полгода никак не могут оформить квоту в московскую клинику, где бы Ибрагима обследовали хорошие специалисты. Мы же знаем, что в Махачкале лейкоз не лечат.

Они видят семилетнюю Ирочку Кужелеву. У нее умер папа, а мама не может устроиться на работу, потому что вынуждена сидеть рядом с Ирой, у девочки ДЦП. Государство выплачивает 3 тысячи рублей пенсии. А одно занятие у логопеда стоит 500 рублей.

Они видят приют в Нижегородской области, где сироты спят зимой в пальто, потому что в приюте десять лет не было ремонта.

Теперь умножьте эти истории на тысячи. Ибрагимы, Иры живут по всей России. Быть может у них другие имена, но их истории одинаковы – они полны страданий. И они нуждаются в сострадании.

В стране 25 миллионов людей живут за чертой бедности. В мусульманских бедных регионах – Чечне, Ингушетии, Дагестане, рост заболеваний крови и онкозаболеваний гораздо выше, чем в остальной России. Тысячи детей, несмотря на благоприятные медицинские прогнозы, становятся инвалидами, так как не получают вовремя должного лечения. Только 10% детей от тысячи больных лейкозом имеют реальную возможность трансплантации.
Если бы высокотехнологическая помощь была доступна всем — вылечивать можно было бы до 80% заболевших детей.

И, добавлю, если бы мы были внимательнее друг к другу, то этот процент мог бы быть еще выше. А ведь в каждой этой доле процента - человеческие жизни.

Поэтому позволю себе сказать, что мы имеем честь помогать самым тяжелым детям.

Организаторы круглого стола спрашивают о перспективах исламской благотворительности в России. Наше стремление помочь обездоленным, как и у остальных благотворителей, иногда разбивается о равнодушие чиновников, от которых зависят судьбы детей. Однажды мы предложили чиновникам из Нижегородской области профинансировать обучение работников детского приюта. Чтобы в приюте не просто кормили и поили детей. Чтобы воспитатели, устраивали детей в приемные семьи, работали с кровными семьями, которые могут оступиться и потерять детей. Нам пришел ответ из управления соцзащиты: "Государство само будет заниматься этой проблемой устройства детей в семьи. А вы как оказывали благотворительную помощь приюту, так и продолжайте в том же духе". Но, к сожалению, только на уровне государства существуют главные механизмы решения проблем нуждающихся. Мы же - благотворительные фонды и меценаты – только помогаем их решить.

Здесь можно вспомнить механизм исламской благотворительности во времена правления халифа Умара ибн Абдуль-Азиза. Успех этой благотворительности произошел только наряду с экономическими и социальными реформами в государстве. Тогда это была огромная территория, больше чем Россия. Она включала Аравийский полуостров, Северную Африку, Индию, Закавказье и Северный Кавказ, Среднюю Азию, Иран, Ирак, север Китая, Испанию, юг Франции.

Придя к власти, Умар кардинально преобразовал социальную организацию общества. Люди во времена его правления жили так хорошо, что затруднялись найти тех, кому нужно было бы платить закят. (В России, к слову, довольно внушительная часть мусульман вообще не имеет представления о том, что такое закят. Можно представить, на каком этапе исламской благотворительности мы находимся)

Главной чертой Умара было бережное, доходившее до щепетильности, отношение к казне халифата. Также известно его высказывание чиновникам, просившим обложить налогами граждан халифата. Возмущенный халиф пылко возразил: "Аллах отправил Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует, направляющим на прямую стезю, а не сборщиком налогов!".

У нас налогами государство умудрилось обложить даже нуждающихся людей, которые получают благотворительные пожертвования. Сегодня с благотворительной помощи эти люди должны платить подоходный налог.

Фонд "Солидарность" впервые в России открыл программу "Ты – не сирота!". Это практика многих исламских благотворительных фондов в мире – брать на ежемесячное довольствие сирот из бедных семей. Вы знаете об особом статусе сироты в исламе. Всевышний Аллах говорит в Коране: ” Они спрашивают тебя, что им расходовать? Скажи: Все что вы расходуете из блага, расходуйте, родителям, близким, сиротам, бедным и путникам".

Но в России бабушка, которая воспитывает Ибрагима, может заплатить налог с тысячи рублей, уже начиная со второго месяца. Согласно российскому законодательству, вторичная помощь облагается налогом на прибыль.

Мы помним хадис пророка: "Я и попечитель сироты в раю как эти два пальца». Волонтеры нашего фонда только в прошлом месяце взяли на попечение 20 российских и палестинских сирот. Вы не поверите, у нас даже не хватает сирот на всех волонтеров. Судьба наших единоверцев в Газе сыграла в этом большую роль. Но, запуская программу "Ты – не сирота!", мы теперь ждем реакции налоговых органов. Придет ли к маме Ирочки Кужелевой или бабушке Ибрагима сотрудник фискальных органов за мздой? И как он, этот работник, отправится за этой мздой в блокадную Газу?

Мы знаем, что Минфин России в апреле этого года не поддержал и предложение о предоставлении льготы по налогу на прибыль организациям – жертвователям на благотворительные цели. В то время как один из главных стимулов для рационального бизнеса занятия благотворительностью – льготы налогового бремени.

Учитывая все эти факты, я предлагаю меценатам, фондам и организациям по завершении круглого стола принять резолюцию, в которой были бы сформулированы основные мысли о несовершенстве налогового законодательства в сфере благотворительности. Чиновники должны признать, что их решения должны включать мнения и идеи от частного сектора, неправительственных организаций и молодежи. Если мы, конечно, работаем во имя одной идеи – благополучия этой страны и общества.

Ведь это уже не глупость, а преступление – взимать налоги с благотворительности в стране, в которой смертность детей в три раза выше, чем в Западной Европе.

27 июня 2010 год
 

Голосов: 1    || Просмотров: 160

← Назад