На 21.10.11 г. 05:30 онлайн перепись балкарцев в КБР насчитывает:
 
Фамилия: *
Имя:
Населенный пункт:

Не будите «спящую красавицу»

ОСОБЫЙ РЕЖИМ В ПРИЭЛЬБРУСЬЕ ВЫГОДЕН ТОЛЬКО СИЛОВИКАМ И ПРИБЛИЖЕННЫМ К НИМ ОЛИГАРХАМ

 

Специальный корреспондент «Мира новостей» нелегально проник в зону контртеррористической операции в Кабардино-Балкарии и попытался выяснить, что хотят скрыть власти за кордонами спецназа.

КТО ЕСТЬ КТО

Московский поезд прибывает в столицу Кабардино-Балкарии в 6.20 утра. За десять лет, что я тут не был, здесь мало что поменялось - чистенький вокзальчик выглядел еще уютнее, роз на газонах стало поменьше да вроде поменяли плитку на перроне. Вот, кажется, и все. Приехавшие пассажиры как-то очень быстро исчезли, и мы остались на пустом перроне лоб в лоб с настырными таксистами. Наш встречающий запаздывал, и извозчики буквально вились вокруг наших рюкзаков:

- Куда едете, ребята? В Баксанское ущелье? На Эльбрус? А там КТО... Никого не пускают... Нет туристов...

Загадочный КТО расшифровывается как контртеррористическая операция. Собственно, из-за этой аббревиатуры я и приехал. Приэльбрусье, визитная карточка российского горного туризма, сегодня на замке - у въезда в Баксанское ущелье стоят серьезные ребята в бронежилетах с автоматами и отсекают именно отдыхающих:

- Туристы? Ща назад поедете...

Еще в Москве известный в республике правозащитник Тахир говорил мне, качая головой:

- Это не контртеррористическая операция, а контрнародная. Эльбрусский район живет только за счет туристов, там больше нет работы. Закрыв Приэльбрусье для отдыхающих, они поставили народ на грань выживания. Приезжай, посмотри сам...

Режим КТО ввели после прогремевшего на всю страну расстрела туристов нынешней зимой. Тогда неизвестные в милицейской форме убили женщину из Москвы по фамилии Патрушева. Одновременно террористы взорвали канатные подъемники на горнолыжных трассах в Приэльбрусье. Это послужило сигналом для федеральных властей ввести особый режим. По сути, это означает частичную приостановку действия Конституции на отдельно взятой территории. Спецслужбы и армия получают громадные полномочия. Блокпосты по периметру района, паспортный контроль - это в общем-то ерунда. Военные могут, например, без санкции прокурора окружить подозрительное село, провести тщательные обыски в каждом доме, задерживая на неопределенный срок всех, кого посчитают нужным, включая женщин, стариков и несовершеннолетних. В Чечне это называлось зачисткой. Большинство без вести пропавших во время двух чеченских войн исчезли именно в ходе таких зачисток. По данным правозащитников, только в ходе второй войны пропало почти пять тысяч человек. Хуже всего то, что за спецслужбами во время «операций» не следят ни надзорные органы, ни уж тем более общественность. Если сами же правоохранители соглашаются с тем, что без пыток в нашей стране не раскрывается почти ни одно серьезное уголовное дело, то что же говорить об уголовном деле, которое возбуждено в условиях контртеррористической операции.

Арсен Каноков, президент КБР, к которому очень много вопросов



Я прекрасно понимал, чем рискую, когда спецназовец со словами: «Вот этот точно ваххабит» - потрошил мой рюкзак на въезде в Баксанское ущелье. Наши мучения продолжались почти полчаса: спецназовец в бронежилете на голое тело и наколках, поняв, что ваххабита из меня не получается, принялся за моего оператора Рому.

- Пьешь? - строго спросил он его.

- Нет.

- Не пьешь, значит, куришь, - мгновенно сделал вывод «Рембо». - Где гашиш прячешь?

По мнению военного, самым удачным местом для хранения гашиша был кошелек. Поэтому проверяющий чуть ли не обнюхал его - к счастью, рублевые купюры в кошельке Ромы ничем не пахли, и нам их вернули в целости и сохранности. Словом, мы проехали, что уже было достижением, потому что официально попасть в Баксанское ущелье могли только местные жители. 
 

КТО ЕСТЬ КТО

После второй чеченской кампании, когда террористы активизировались на всем Северном Кавказе, Кабардино-Балкария была самой спокойной республикой. Здесь не было ни террористов, ни народных волнений. Даже Шамиль Басаев называл КБР «спящей красавицей» и предпринимал массу усилий, чтобы попытаться дестабилизировать здесь обстановку. И вот спустя всего несколько лет после смерти главного российского террориста Кабардино-Балкария находится фактически на военном положении, а внутриполитическая обстановка накалена до предела. В первые же часы нахождения в Баксанском ущелье начинаешь понимать, что спецслужбы раскрывают далеко не всю информацию о ходе операции.

Балкарская проблема до сих пор не решена



Сразу после блокпоста небо неожиданно затянуло тучами и пошел мелкий неприятный дождь. Дорога петляет среди скалистых гор, иногда впереди открывается вид на снежную двуглавую вершину, за которую, как клочки ваты, цепляются обрывки облаков. Это Эльбрус. Его здесь уважительно называют Седой.

До горняцкого города Тырныауза мы благополучно минуем еще несколько блокпостов.

- Эти блокпосты странные: если едет один молодой парень на машине, то сразу у него находят гранату и несколько патронов, - недоумевает мой сопровождающий Хасан, - причем находят именно в машине. Зачем гранату держать там? По логике боевик-смертник ее при себе должен держать...

Несколько недель назад по такому вот странному обвинению был задержан племянник Хасана.

Горы становятся круче, на склонах появляются сосны. Мы проезжаем уникальную нейтринную лабораторию - в советское время в скале пробили четырехкилометровую штольню, и на этой глубине расположили установку по изучению самых неуловимых микрочастиц - нейтрино. Несколько дней назад здесь произошел бой с исламистами, которых здесь называют «лесными братьями». Хасан показывает мне проплешину выгоревшего леса на одном из склонов:

- Одного убили сразу, а двое засели на склоне, снайперы, отстреливались они часов восемь. Эти желтые пятна - следы ракетного обстрела. Прилетели «крокодилы» (вертолеты Ка-52) и ракетами их...

Поляна Чегет замерла без туристов



Тем не менее, петляя по Баксанскому ущелью, я понимаю, что обстановка не слишком напряженная. В некоторых местах посты стоят чисто формально - никто проезжающие машины не досматривает. В каких-то ключевых точках буквально накануне моего приезда посты вообще сняли.

С другой стороны, инциденты продолжаются. 24 июня ночью на кладбище в городе Тырныаузе был убит майор из пермского спецназа. В день моего приезда в райцентре Баксан местный житель днем расстрелял пост ГИБДД. Что это? Вылазки террористов или месть силовикам за неадекватные действия?

Спецслужбы объявили Баксанское ущелье зоной действия так называемого балкарского джамаата. Балкарцы - малый народ, который исторически проживал на этих землях. В сталинское время все балкарцы поголовно были выселены в Казахстан. Уже во времена президента Ельцина их признали репрессированным народом и федеральным законом постановили вернуть все отобранные земли. Но из-за бюрократических проволочек исполнение этого закона заблокировано на местном уровне. В этом суть противоречий, которые обострились с приходом в президенты республики московского бизнесмена Арсена Канокова. Об этом речь еще пойдет ниже. Но пока важно понимать, что в свое время эту карту пытался безуспешно разыграть Шамиль Басаев. А сегодня, как ни странно, это является предметом манипуляций властей для введения режима КТО на балкарских землях: мол, недовольные балкарцы взялись за оружие.

На горнолыжных трассах Чегета можно кататься круглый год



Однако после прошлогоднего взрыва Баксанской ГЭС вдруг заговорили о причастности к теракту сотрудников частного охранного предприятия «Синдика Щит». Этот ЧОП осуществляет личную охрану президента республики. Эту информацию местная власть опровергла, но как-то неубедительно. То же самое и с расстрелом туристки Патрушевой: местные считают, что это была прямая провокация. И совершили ее не балкарцы.

- Жителям Приэльбрусья невыгодно все это. Работы в ущелье нет, кроме как в туристическом бизнесе. Туристы - это наш единственный хлеб...

Я недоверчиво качаю головой.

- Я тебе точно говорю. Не знаю, сколько они получают на руки, сколько начальство присваивает. Но из бюджета отпускают именно столько.

Мы сидим в пустом зальчике кафе. На стене по телевизору как раз показывают ток-шоу, где офицеры липецкого авиацентра рассказывают, как «делились» премией с начальством.

Режим КТО - это прежде всего огромные бюджетные ассигнования. Например, в прошлом году, по официальным данным, в Дагестане террористы убили более 60 сотрудников правоохранительных органов, в Ингушетии - более 40, а в КБР - 11. Примерно такие же пропорции с вылазками бандитов. На каждый такой инцидент в КБР приходится 10 в Дагестане. Но в Дагестане режим КТО не ввели и даже не собираются. Странно, правда?

В Дагестан либо в Ингушетию мало кто хочет ехать воевать: и опасно, и платят мало. А в Кабардино-Балкарию, наоборот, рвутся: настоящий курорт, не особенно стреляют, платят неплохо. Но еще больше вопросов к операции возникает, когда начинаешь вникать в экономику региона.

Кто взорвал Баксанскую ГЭС - вопрос до сих пор открыт



СПЕЦНАЗ ГОЛОСУЕТ ЗА СОЧИ

Почему КТО ввели именно в КБР, причем в нескольких отдельно взятых районах? Если уж вводить, то по всей республике. Ведь основные вылазки бандитов происходят именно в Нальчике, столице республики. Но перекрыли только Приэльбрусье, оставив без средств к существованию тысячи людей.

Большинство гостиниц расположено в реликтовой хвойной роще на берегу горной речки Баксан. В округе несколько десятков горячих и холодных источников нарзана. И над всем этим горные вершины Чегета и Эльбруса. Это вполне доступные для среднего альпиниста и просто туриста вершины. Старики-иностранцы очень любят подниматься на Эльбрус, совершая вроде как последний подвиг перед уходом в мир иной. На склонах Чегета проложены трассы для горнолыжников - от начинающих до мастеров. И что самое важное, Приэльбрусье - это круглогодичный курорт. Если бы не КТО, на Чегете можно было бы кататься до сих пор. Добавьте к этому разнообразные альпинистские, скальные маршруты, маршруты для спелеологов. Этот край имеет огромный потенциал для этнографического туризма - в округе расположено немало древних развалин. Плюс невероятные возможности для санаторного лечения - от горячих источников до грязей и альпийских трав. Кроме того, курорт имеет довольно развитую инфраструктуру: неплохую асфальтовую дорогу, водопровод, канализацию, связь.

До последнего времени главным недостатком Приэльбрусья был традиционный «советский» сервис. Сегодня я сижу в красивом зале ресторана одной из маленьких гостиниц. Здесь всего пять номеров, и они ничем не отличаются от гостиничного фонда среднего европейского курорта. Как минимум твердые три звезды, а по египетским меркам так и все пять. Стоит здесь двухместный номер в разгар сезона не более двух тысяч рублей в сутки. И сегодня все это из-за режима КТО стоит. Ресторанчик, в котором мы сидим, - один из немногих работающих. Но все остальное закрыто: гостиницы, канатные дороги, санатории, многочисленные кафе.

- Знаешь, в первые месяцы туристы еще по старой памяти всеми правдами и неправдами пробирались к нам. Но спецназ ходил по гостиницам и прямо заявлял: езжайте в Сочи, - продолжают мои собеседники. - Но в Красной Поляне, во-первых, дороже, во-вторых, все загажено, в-третьих, там невозможно кататься. На старте - снега по пояс, на финише - мокрая жижа с грязью.

Самая высокогорная метеолаборатория России заброшена



Но зато в Сочи - предвкушение Олимпиады, а здесь - КТО.

- Наша гостиница еще не достроена. Внутри все хорошо, но снаружи остались кое-какие недоделки, - говорит хозяин этакого кавказского шале. - Осталась сущая ерунда: доделать садик, сауну, тренажерный зал, внешнюю облицовку. Нужно всего-то несколько миллионов рублей.

Эту гостиницу он построил на собственном садовом участке, своими силами. Сегодня это полноценный семейный бизнес. Именно на таких шале держится весь швейцарский, австрийский, французский горный туризм.

- Под такую собственность любой коммерческий банк, наверное, даст деньги? - наивно спрашиваю я.

Тут-то и выясняется, что в республике ни один банк не даст кредит владельцам мини-гостиниц в Приэльбрусье. Как считают мои собеседники, существует негласное указание из Москвы не финансировать такой бизнес.

Все началось, когда к руководству республикой пришел олигарх из Москвы Арсен Каноков. Тогда СМИ говорили, что это очень хорошая идея - назначить крепкого предпринимателя руководить республикой. Мол, бизнесмен найдет, как поднять здесь экономику. Но за кадром осталось, что современный капитализм в его российском и особенно московском варианте - это рейдерские захваты, наезды, разборки, «кидальные» схемы, откаты, коррупция. Современный российский олигарх - это человек с большими зубами и еще большим аппетитом. Судя по всему, Каноков руководит республикой как собственным холдингом. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Все гостиницы Приэльбрусья закрыты



- Шамиль Басаев не смог разбудить нашу «красавицу», а Каноков сделал это в два счета, - вздыхают мои собеседники.

Осенью прошлого года было решено в рамках очередной программы ускоренного развития Северного Кавказа (которую называют программой Хлопонина) создать там гигантский туристический кластер. Российский бюджет обещает выделить на эти цели почти 400 млрд рублей, рассчитывают привлечь сопоставимую сумму в качестве прямых инвестиций в туристическую отрасль. Деньги получат прежде всего те, кто владеет землей. Но в Приэльбрусье земли очень мало. Большая часть пригодной для строительства отелей земли занята частниками. Владельцами вот таких мини-отелей. Как с ними быть? Через несколько месяцев после утверждения программы Хлопонина в Приэльбрусье вводится режим КТО...

- Первым следствием стало то, что цены на землю упали в десятки раз. В поселке Эльбрус около пятидесяти мини-отелей, некоторые владельцы уже начали продавать их - не выдержали, - говорят мне.

- Погодите, а компенсации? Ведь вам должны были выделить компенсации из-за режима КТО.

Мои собеседники улыбаются:

- Чтобы их получить, человеку надо собрать целую пачку справок. Некоторые попробовали, но им под тем или иным предлогом отказали. Мы не знаем в округе ни одного человека, который бы получил компенсацию. Мы боимся, что здесь устроят вторую Красную Поляну.

Но еще в советское время ученые установили, что экология Приэльбрусья выдержит не более 12 тысяч туристов в день. По планам ускоренного развития здесь должен быть построен за короткое время туристический комплекс на 70 тысяч мест, то есть экологически чистый курорт попросту будет уничтожен, как это произошло с Красной Поляной. Получается, что все эти люди - просто расходный материал, заложники чьей-то ненасытной алчности.

 

Марат Хайруллин
"Мир новостей"

Сабыр # 14 июля 2011 в 23:20
мдаааа уж........
Тоже Балкарец. # 28 июля 2011 в 14:38
Молодец ты, кто написал статью.Нужно по больше писать про это.Что там происходит и мы виноваты, потому что молчим...
Люда Чочаева # 28 июля 2011 в 20:08
Деньги в наше время делают все.. Ужас людей опять пытаются лишить их родины, самого святого, а все из за чего? Из за проклятой жадности, алчности, денег...

← Назад